суббота, 5 октября 2013 г.

БЭРД СПОЛДИНГ - " ПУТЕШЕСТВИЕ НА ВОСТОК " . Глава 2. - МОНАХ ИЗ БЕНАРЕСА



    
                     БЭРД  СПОЛДИНГ








ПУТЕШЕСТВИЕ

 НА  ВОСТОК





ГЛАВА  2




               МОНАХ  ИЗ  БЕНАРЕСА




Бенарес  -  это древний священный город, в котором полно монахов из самых разных сект. Западные путешественники не уставали дивиться толпам людей на улицах Бенареса, вплотную примыкающим друг к другу домам, внушительным храмам и вели­колепным памятникам разных эпох, разбросанным по всему городу. Древние храмы действительно по­ражали своей монументальной торжественностью. Другой вопрос — что можно было увидеть внутри. А внутри обычно толпились неискушенные верую­щие, которые молились и названивали в колокольчи­ки в надежде, что молитвы их дойдут до тех или иных божеств. Множество монахов сидело в различных йогических позах. Закручивая свое тело самым не­вероятным образом, они рассчитывали, что посети­тели будут бросать монеты в стоявшие рядом с ними чаши. Это было похоже не на религиозную практику, а скорее на цирковое представление, с помощью ко­торого монахи зарабатывали себе на жизнь.


Пока другие члены делегации фотографировали монахов, лежавших на утыканных гвоздями досках, и величественные храмы, профессор Спеллинг неспеш­но брел вдоль берега реки. Внезапно он увидел высокого, мускулистого монаха, который шагал неподале­ку. Неожиданно для себя, профессор ощутил сильное желание подойти к монаху поближе, чтобы как следу­ет разглядеть его. Вместо этого он решил свернуть на более короткую тропинку, пролегавшую у самых ку­стов, — так он мог как бы невзначай поравняться с мо­нахом. Сделав несколько шагов, профессор Сполдинг замер на месте: путь ему преградила большая кобра.
Кобра — невероятно ядовитая змея, от укусов которой в год гибнут тысячи людей. В Индии этих змей полным-полно. Профессор знал, что любой шаг для него может оказаться последним. Пока он решал, что же ему делать, змея вскинула голову и злобно за­шипела. Внезапно рядом появился тот самый индий­ский монах, которого профессор видел чуть ранее. Не промолвив ни слова, он встал между змеей и про­фессором Сполдингом. Кобра, казавшаяся до сих пор донельзя разъяренной, спокойно улеглась на землю. Монах легонько прикоснулся к ней, и та, к величай­шему удивлению Сполдинга, тут же уползла в кусты.
Монах с улыбкой пояснил:
— Наше недолговечное земное «я» не способно на столь внушительные поступки, тогда как истинное «Я» способно, ведь внутри него — как и внутри всех прочих видов — обретается Всевышний. Именно пребывание Его во мне заставило змею уползти. Ког­да человеку удается стереть земное «я», открыв миру свою истинную суть, с ним не может случиться ниче­го плохого. Чем больше человек развивает любовь и милосердие — качества Всевышнего, — тем активнее они изливаются вовне, продолжая распространяться на других существ. Это позволяет людям подчинять себе диких животных. Ты же, увидев змею, испугался. Я и сейчас чувствую твой страх. А еще ты, похоже, хотел встретиться со мной.
—  Понимаете, — вымолвил профессор Спол-
динг, — мы изучаем загадочные азиатские феномены.

Честно говоря, я весьма разочарован тем, что мы на­блюдали до сих пор на рыночной площади. Но стоило мне увидеть вас, и я почувствовал необычайное вдохновение. Казалось, будто в действие вступила какая-то незримая сила...
Индийский монах внимательно глянул на профес­сора и знаком предложил ему сесть под раскидистым старым деревом.
Сегодня утром, во время медитации, — пояснил он, — я получил послание, касающееся тебя, и отправился на прогулку. Насколько я понимаю, ты хочешь изучать метод йоги? Как правило, я не открываю его посторонним, но на этот раз меня попросили помочь тебе. А потому можешь смело задавать вопросы —
я постараюсь ответить на них исчерпывающе.
Прошу вас, — сказал профессор, — расскажите мне о методах йоги.
После небольшой паузы монах заговорил:
—  Никто точно не знает, когда люди начали практиковать йогу. Как сказано в индийских классических книгах, бог Шива обучил этим методам философа Гхеранду, который, в свою очередь, изложил их своим ученикам. Мартеянда был единственным из учеников, кому удалось усвоить все необходимые
элементы. Вот он-то и распространил это знание среди своих современников. Йога — сугубо научная си­стема, которая охватывает, в частности, астрологию, географию, философию и математику. Сам я изучал хатха-йогу, которая является лишь малой частью общего комплекса йоги. По словам моего наставника, йога в те времена развивалась повсюду, что привлекало к ней множество философов и просто знающих людей.
 Со временем золотой век йоги миновал. Человек все чаще соприкасался с элементами порочности, распутства и физических удовольствий, и в конце концов полностью поддался материальным искуше­ниям. Лучшие философы того времени собрались вместе, чтобы обсудить проблему и воспрепятство­вать духовному забвению. В итоге они приняли ре­шение обучать людей определенным практикам из общего набора йоговских методов. Эти практики позво- ляют тщательно регулировать функции тела и духа, а конечной их целью является слияние тела и духа с Вселен- ной. Было сделано все, чтобы данные практики получили широкое распространение, и они по сей день сохраняются в нашем обществе.
Очень важно понимать, что так называемая «йога» — лишь малая часть общего комплекса йоги. Но хотя это и малая часть, только очень немногие разбираются в ней должным образом. В большинстве своем, люди просто практикуют определенные позы, что выглядит порой невероятно нелепо. Наверняка вам приходи­лось наблюдать за монахами, которые лежат на уты­канных гвоздями досках до тех пор, пока все тело у них не занемеет. Подобные упражнения бессмысленны и не приносят никаких ощутимых результа- тов. Эти мо­нахи лишь подрывают репутацию такой продуманной науки, как йога. Большинство людей смотрит на йогу как на метод по развитию здорового, жизнеспособно­го тела. Как бы то ни было, но продуманная практика действительно способна укрепить наше тело. Однако монахи воспринимают все иначе, поскольку им пре-­красно известно, что с помощью йоги можно открыть таинственную энергию и обрести мистические силы, кото- рые ведут к глубочайшей трансформации.
Чтобы развить силу духа, они концентрируют энергию на таких формах деятельности, которые связаны с самоограничением и самоистязанием. Лежат, к примеру, под палящим солнцем, сидят на раскален­ных углях, стоят на руках, скрещивают ноги над шеей, изнуряют себя голодом и жаждой, а еще пронзают мечом кожу и мышцы. Чтобы продемонстрировать свою ментальную волю, они публично осуществляют эти варварские упражнения, зарабатывая тем самым деньги и вызывая восхищение у наивных, неискушен­ных людей. Однако цель йоги не в том, чтобы раз­влекать публику ради признания собственной значимости.
— Но вправе ли мы критиковать их? — вмешал­ся профессор Сполдинг. — Если настоящие монахи
скрывают свое учение, то без заблуждений тут не
обойтись.
— Разве царь выставляет напоказ свои драгоцен­ности? — с улыбкой заметил монах. — Напротив, он тщательно скрывает их. Методы йоги также можно причислить к истинным сокровищам, а потому монахи, владеющие ими, ни за что не станут демонстри­ ровать их на публике. Тот, кто жаждет изучить эти методы, должен найти вначале достойного монаха — иного пути у него нет. Истинный монах не нуждается в саморекламе, ведь он не требует восхвалений от своих учеников. Наоборот, попасть к нему в обучение не так-то просто, поскольку эзотерические знания он передает лишь тем, кто того заслуживает.
Методы йоги носят секретный характер, посколь­ку могут причинить серьезный вред человеку нео­пытному, либо лишенному соответствующих способ­ностей. Открытие на теле тайных центров — не дет­ская забава. Существуют разные виды йоги, однако я концентрируюсь на хатха-йоге, которая предпола­гает установление первичного контроля над телом. Для начала мы тщательно прорабатываем мускулы и  респираторную систему, затем переходим к нервной системе и мозгу. Правильная тренировка позволяет упрочить здоровье, продлить человеку жизнь и укре­пить его дух. Эта начальная фаза занимает от года до четырех. Лишь тот, кто обладает здоровым телом и сильным духом, может переходить к следующей фазе обучения.
Профессор Сполдинг согласно кивал в ответ на рассужде- ния монаха.
— А в чем разница между методами, практикуе­мыми здесь и на Западе? У нас тоже есть немало способов по разви- тию здорового тела.
Монах рассмеялся:
— Западные люди не думают ни о чем, кроме укрепления мышц и костей. Невозможно сопоставить это физическое улучшение с азиатским методом, который содействует развитию духовного, ментального и физического начал. Азиатский метод фокусируется главным образом на четырех базовых формах — покое, приносящем облегчение духу и разуму, созерца­нии, позволяющем сконцентрироваться на принятии решения, регулировании телесных функций с целью выведения отходов из организма и упражнениях, по­могающих контролировать процесс дыхания. К числу наиболее наглядных примеров относится умение расслабляться. Когда кошка терпеливо поджидает у норки мышь, она знает, как ей сберечь силы и сохранить
энергию. Все ее движения продуманы и просчитаны, 
что обеспечивает ей максимальный комфорт и максималь­ную же пользу.
Западные люди полагают, будто умеют отдыхать, но на самом деле это не так. Усаживаясь на стул, они то склоняются в одну сторону, то поворачиваются в другую. Часто они скрещивают ноги и вытягивают руки. Со стороны может показаться, будто они полностью расслаблены, однако сознание их постоянно движется от одной мысли к другой. Вместо того что­бы с комфортом отдохнуть, они в полном молчании занимаются интеллектуальной работой. Животные знают, как им сохранить силу и энергию, поскольку следуют своим инстинктам, которые являются голо­сом самой природы. Человеческие существа руко­водствуются в своих поступках силой разума, однако управлять ею они не в состоянии. Нехватка контроля негативно влияет на их ментальные силы и физиче­ское благополучие. Вот и получается, что западные люди никогда не отдыхают в полной мере.
 Мы просто не думали об этом, — со вздохом признал профессор Сполдинг. — Но не могли бы вы более подробно остановиться на значении хатха-йоги?
 Без сомнения, я мог бы поделиться некоторыми позами, позволяющими улучшить здоровье.
Каждый может практиковать комплекс из двадцати
четырех таких поз [асан], чтобы укрепить свою жизнен-­
ную энергию. Все они воздействуют на определенные центры человеческого тела, оказывая таким образом давление на ослабленные органы. А это, в свою очередь, позволяет им функционировать более успешно. Западным ученым давно известно, что, по-мимо главных артерий, в человеческом теле полно крохотных капилляров, которые разносят кислород по всему организму. Если какой-то орган или мускул ослабевает и становится менее активным, число капилляров сокращается. И наоборот, плавание и фи-зические упражнения способны подстегнуть деятельность.­
крохотных капилляров. Это помогает укрепить ослаблен-
ные органы, а в итоге и вовсе восстановить их работоспосо-
бность. Так и занятия йогой содействуют циркуляции «горячего потока» — праны, что,  в свою очередь, стимули- рует внутренние органы, позволяя им не простофункцио- нировать, но опери­ровать в полном объеме. Как я уже сказал, физиче­ские упражнения помогают восстановить функцио­нальность внутренних органов, ну а йога доводит эту функциональность до максимума. Соответственно, занятия йогой позволяют достичь куда более чудодействе-­нных результатов, чем обычные физические упражнения. Людям уже не нужно тревожиться из-за недомоганий: любая болезнь исчезает без следа.
— Вряд ли западные люди готовы будут принять тот факт, что йога способна исцелять болезни, — по­качал головой профессор Сполдинг.
— Разве может болеть здоровое тело? — улыбнул­ ся монах. — Болезнь — это результат дисбаланса в нашем организме. Западные люди умеют работать, но не умеют отдыхать. Это и становится причиной ментальных недомоганий.
 — Это верно, — согласился профессор Спол­динг. — Но не могли бы вы чуть подробнее остановиться на самой практике?
Для начала постарайся расслабиться и сесть поудобнее, — объяснил монах. — Только помни, что, расположившись на стуле — или даже на кресле с подлокотниками и удобной спинкой, — ты вредишь своему позвоночнику, поскольку именно здесь проходит главный поток праны. Нарушения в этой сфере ведут к болям в спине, параличу и артриту. На самом деле сидеть удобно — весьма просто. Устройся, к при-­
меру, на полу со скрещенными ногами. Не опирайся ни на что спиной, не отклоняйся в сторону, держи тело в равновесии, а позвоночник — прямым. Дыши размеренно и неторопливо. Каждый может дышать таким образом в течение нескольких минут, но затем дыхание егосбивает- ся, поскольку мозг человека  занят непрерывной деятельностью. Человек должен практиковать состояние, когда мозг его пребывает в полном спокойствии, не отвлекаясь на повседневные проблемы. Поначалу, поскольку ему трудно контро­лировать свои мысли, он может думать о прекрасных цветах или живительном источнике. Это первый шаг на пути к полному расслаблению.
— Не так уж и сложно, — заметил профессор
Сполдинг.
- Отдых и не должен быть сложным или затруд­нительным, — рассмеялся монах. — Когда человек способен держать позвоночник прямым и контроли­ровать при этом процесс дыхания, поток его внутрен­ней энергии свободно перемещается по всему телу. Таким образом он приводит в порядок те области, где наблюдается застой энергии. Теперь переходим ко второму шагу. Нужно лечь на пол, вытянув ноги. Руки также вытянуты вдоль тела, глаза закрыты. Ты должен убедиться в том, что вес тела равномерно распределен по поверхности пола. Для этого необ­ходимо лечь именно на твердый пол, а не на постель или диван. В процессе отдыха нужно лежать совер­шенно расслабленно, не совершая при этом никаких усилий. Сознание тоже должно быть свободным от мыслей и желаний. Подобная поза успокаивает нерв­ную систему и позволяет восстановить равновесие. Следует помнить, что в основу хатха-йоги заложен принцип покоя и сохранения энергии, а не истязания собственного тела с помощью самых немыслимых поворотов и закручиваний.
— Но вы же не будете отрицать, — заметил профессор Сполдинг, — что в йоге есть и эти позы? 
— Задача того, кто занимается йогой, не в том, чтобы усесться в определенную позу на какой-то период времени. Главное тут — сосредоточиться на правильном выполнении упражнения, поскольку именно правильное выполнение пробуждает в на­шем теле таинственную силу. Эту силу можно при­числить к тайнам природы, так как развивается она лишь в том случае, если физическая составляющая упражнения дополнена соответствующим дыхани­ем. Правильная поза помогает человеку контроли­ровать чувства, тогда как дыхание перемещает его в духовный мир. А поскольку тело и дух развиваются рука об руку, в здоровом теле не бывает слабого со­знания, а развитый дух не может обитать в больном теле. На высшем уровне хатха-йоги человек прово­дит много времени в состоянии созерцании, и здесь крайне важно умение правильно сидеть — благодаря ему человеку проще сконцентрироваться и укрепить свою волю.
И все же я не очень понимаю, к чему нужны эти странные позы и повороты, вроде стояния на голове и способности скрещивать ноги над шеей... — смущенно признался профессор Сполдинг.

Важно помнить, что скрытые центры нервной системы расположены по всему телу, — мягко заметил монах. — Каждая поза выполняет свою миссию, воздействуя на определенный центр. Стимуляция этих тайных точек оказывает замечательное воздействие на физические органы и ментальную деятельность человека. В общем и целом, все эти необычные позы нужны именно для того, чтобы активировать скрытые центры. Нельзя также забывать, что для полноты эффекта требуется сочетание поз с дыхательными упражнениями. Недостаточно одного лишь укрепления мускулатуры.
Западные люди много работают над своей внеш­ностью, но, по сути, значительную часть своей жиз­ненной энергии они тратят на наращивание мускулов.
 Азиаты же уверены, что мышцы можно контролиро­вать с помощью внутренней интеллектуальной силы. Стояние на голове кажется тебе смехотворным, не так ли? А ведь благодаря силе тяжести кровь в та­кой позе свободно притекает к мозгу. В нормальном состоянии кровь к мозгу перекачивает сердце — по аорте и артериям, тогда как гравитационный приток крови значительно облегчает его работу, снижая воз­можность сердечных заболеваний. Вдобавок грави­тационный приток крови к мозгу идет на пользу тем, кто занят умственной деятельностью.
Когда человек практикует стояние на голове, он должен держаться уверенно и в то же время свобод­но. Очень важно, чтобы он ощущал комфорт во вре­мя выполнения каждой позы, избегая при этом чрез­мерных усилий. Тренироваться нужно в размеренном и неспешном темпе, а не с мрачным упорством — в этом и состоит секрет успеха. Методы йоги создают атмосферу покоя и равновесия, что ведет к саморегу­ляции тела. Таким образом, они сильно отличаются от западных методик с их резкими и агрессивными движениями. Западный метод позволяет наращивать мускулы, однако такие насильственные упражнения вредят как телу, так и сознанию человека.
У профессора Сполдинга не нашлось возражений, поскольку все, что говорил монах, носило логический, научный и рациональный характер и ничуть не похо­дило на те суеверия, которые проповедовали другие монахи. Типичные европейцы привыкли смотреть на азиатов сверху вниз, считая, что те отстают от них в развитии из-за нехватки пищи и неблагоприятных условий, связанных с чрезмерно жарким климатом. Они были бы несказанно удивлены, если бы узнали, что индийцам доступна тщательно проработанная и научно обоснованная система упражнений.    — Йога — это учение о Вселенной, — продолжил монах. — И применимо оно не только к азиатам, но и ко всем без исключения людям. Не хочу сейчас вдаваться в подробности, однако встреча наша поистине носит благословенный характер. И потому я предлагаю тебе тайно унаследованный ключ. В соответствии с законом природы, человек совершает в день в среднем около 21 600 вдохов и выдохов. Ускоренный процесс дыхания увеличивает это число, сокращая тем самым продолжительность жизни. И, напротив, размеренное, неспешное дыхание сохраняет жизненную энергию, удлиняя, таким образом, наше пребыванина Земле. В этом и состоит секрет дыхания. Каждый сбереженный вздох содействует накоплению энергии и удлинению нашего жизненного пути. Табак и пища, в которой содержатся стимуляторы, провоцируют ускоренное дыхание и сокращают количество вдыхаемого нами воздуха. Это также уменьшает естественную продолжительность нашей жизни.
Монах взглянул на профессора с улыбкой, как если бы мог прочесть его мысли.
— Ты все еще сомневаешься? Метод йоги настаивает на тесной связи между респираторной и кровеносной системами, и обе они напрямую связаны с нашей нервной системой. Нервная система — ключ к вратам духа; следовательно, дыхание открывает до­ступ к нашему сознанию. Но дыхание — это материальный аспект куда более утонченной силы. Сила эта сокрыта в нашем теле, однако является основой всех форм его деятельности, поскольку именно она управляет жизнью. Как только она покидает тело, дыхание прекращается и тело умирает. Научившись контролировать свое дыхание, мы получаем возможность хотя бы отчасти управлять этой невидимой жизненной энергией. Полное овладение своим телом предполагает, что человек может осознанно направлять работу таких органов, как сердце, печень, легкие и желудок.
Да разве такое возможно? — воскликнул профессор Сполдинг. — Стоит сердцу остановиться, и мы уже мертвы!
Не веришь? — спросил монах. — Что ж, при­ложи руку к моей груди.
Профессор Сполдинг положил руку на грудь мо­наху, а второй рукой нащупал его пульс. И тут слу­чилось нечто странное. Сердцебиение монаха по­степенно замедлилось и в конце концов полностью остановилось. Профессор быстро глянул на часы. В течение следующей минуты оба сидели в молчании, после чего сердце монаха вновь начало биться.
— Ну как, веришь теперь? — с улыбкой спросил монах. — Наверняка тебе кажется, что подобное происшествие противоречит науке. Могу предложить пример, который позволит тебе убедиться во всем лично. Слон дышит медленнее обезьяны, а значит, живет дольше. Если понаблюдать за дыханием других животных, то окажется, что змея дышит так медленно, что живет дольше собаки. Тщательное изучение предмета позволит установить связь между дыханием и долголетием. Человек, обитающий в мире и покое, проживет дольше того, кто подвержен стрессам и агрессии. Многие виды летучих мышей спят на протяжении всей зимы. Повиснув на скалистых уступах, они на несколько месяцев останавливают дыхание и пробуждаются лишь весной. Медведи тоже способны проспать всю зиму. Так почему бы людям не замедлять свое дыхание схожим образом? Подобные привычки ничуть не противоречат ни науке, ни самой природе.
Однако вы сходу отвергаете такие предположения,
поскольку ваша наука утверждает, что подобное попросту невозможно. Для азиатов нет невозможного, и природа служит им великолепным учителем.
— Что толку, если мы проживем на несколько месяцев или часов дольше? — заметил профессор Сполдинг.
По губам монаха скользнула улыбка.
—  В один прекрасный день ты сам поймешь это.
Пока же я не намерен углубляться в данную тему. Скажи мне, ты веришь, что полное овладение методом йоги позволяет одолеть дьявола смерти? Вряд ли ты будешь спорить с тем, что с остановкой дыхания мы умираем. Выходит, если нам удастся поддерживать в себе дыхание, мы сможем сохранить свою жизнь. Так ведь?
— Само собой, — ответил профессор Сполдинг.
Так вот, дорогой друг, настоящий монах умеет задер- живать дыхание не только на недели, меся­цы и годы, но даже на целые столетия. Тем самым он способен удлинить свою жизнь настолько, насколько сам пожелает. Ты сам только что признал, что там, где есть дыхание, должна быть и жизнь, правда?
— Как это можно — не дышать так долго? — поинтересовался профессор.
— Оказавшись в Гималаях, — заметил монах, — ты лично встретишься с такими людьми. На самом деле, умение задерживать дыхание не настолько необычно, как может показаться. Занятия йогой способны наделить нас самыми невероятными способностями, однако мало кто готов с головой уйти в обучение.
Современные люди, существующие в динамичном, стремительно меняющемся мире, привержены главным образом эфемерной славе, недолговечному богатству и бесцельным фантазиям. У них нет времени подумать о духовной деятельности. Вот почему те, кто действительно жаждет достичь духовных высот, скрываются от мира в пустынных местах. Они не бегают в поисках учеников — те сами должны ис­кать их.
—  Почему они так долго живут в полном уединении? — спросил профессор Сполдинг.
—  Ты все еще мыслишь как обычный европеец — то есть стереотипно, — ответил монах. — Хочешь освоить новую философию — избавляйся от предрассудков. В ближайшем будущем тебе станет ясно, о чем я говорю. Конечно же, истинные мастера удли­няют свою жизнь ради возвышенной, благородной цели. В отличие от обычных людей, они не боятся смерти и не стремятся к бесконечной жизни. В Гималаях есть монахи, которые прожили уже сотни лет, а у некоторых счет и вовсе перевалил за тысячи. Все они пришли сюда с конкретной миссией, а потому могут бесконечно поддерживать существование своих тел.
Сам я, в силу своего скромного положения, не в со­стоянии судить о стоящих перед ними задачах. Однако я могу предсказать, что ты привезешь в Англию ноготь с пальца четырехсотлетнего ламы.
— Как же этим мастерам удается настолько продлить свою жизнь? — поинтересовался профессор.
— Существует три различных способа, — пояснил монах. — Первый из них состоит в тщательном совершенствова-  нии всех асан и тайно унаследованных дыхательных практик. Все это должно проходить под присмотром опытного мастера, поскольку ошибка тут может стоить дорого. Те, кто практикует этот метод, должны существовать в гармонии с собой и с миром. Любая недобрая мысль, проскользнувшая во время медитации, способна нарушить процесс дыха­ния и воспрепятствовать правильному протеканию энергии, что может закончиться безумием и даже смертью. Второй метод предполагает использование  фармацевтических средств, которые изготовляют из очень редких растений. Лишь немногие знают, как го­товить эти лекарственные препараты, и своих тайн они не раскрывают никому, кроме избранных уче­ников. К этому методу прибегают лишь при особых обстоятельствах, поскольку результаты его зачастую непредсказуемы. Третий метод состоит в открытии тайных центров, которые соотносятся с восемью пер­вичными пульсами, охватывающими жизнь и смерть. Это не так-то просто объяснить с помощью науки. Вот все, что я могу открыть тебе пока, а ты уж сам решай, верить мне или нет.
Глубоко внутри человеческого мозга находится крохотное отверстие, надежно прикрытое от про-­никновения извне. У основания последнего позвонка расположено убежище «горячего потока», кундалини. Невоздержанность и потакание собственным слабо­стям стремительно поглощают жизненную энергию, что ведет к старческому одряхлению. И напротив, если мы знаем, как контролировать свое тело, мы сможем бережно расходовать эту жизненную энер­гию. Став хозяином своего тела, мы научимся сохра­нять кундалини. Лишь истинным мастерам хватает мужества работать с кундалини. Такие мастера в со­стоянии сделать так, что кундалини устремится вверх по позвоночнику, открывая по пути тайные точки и жизненно важные центры. 
Тот, кому удастся открыть тайное отверстие у себя в мозгу, чтобы туда могла проникнуть энергия кундалини, получит доступ к не­вероятным силам, с помощью которых можно омо­лодить организм и продлить себе жизнь. Открытие этого отверстия является наиболее сложной задачей, так как йогу потребуется помощь истинного масте­ра — того, кто должен использовать свою внутрен­нюю силу в отношении восьми первичных пульсов. 
Сделать это не так-то легко, поскольку любая непро-­думанная попытка способна привести к несвоевре­менной кончине йога. Но в случае, если кундалини сможет проникнуть в крохотное отверстие в мозгу, жизнь йога удлинится, а тело его, даже после смерти, не подвергнется разложению.
Профессор Сполдинг хранил молчание, посколь­ку все, о чем говорил монах, выходило за рамки науч­ного опыта. Очевидно, что западные физиологи ни­когда не примут концепцию этой незримой силы, так как источником ее будут считаться суеверные рас­суждения наивного индийского монаха. Так вправе ли мы поверить ему или нет?
Монах улыбнулся, словно уловив сомнения про­фессора.
— Ты, похоже, пребываешь в замешательстве, поскольку концепция незримой жизненной силы противоречит теоретической науке. Дорогой друг, мудрость — вот универсальная наука, включающая в себя все без исключения научные сферы. В этом смыс­ле экспериментальная наука — лишь частица науки универсальной. Когда-нибудь в будущем ученые смо­гут по достоинству оценить то, о чем я говорю сейчас. К тому времени человеческие знания, в соответствии с общим прогрессом человечества, выйдут на новый уровень. Не стоит забывать, что еще несколько сто­летий назад наука, в привычном для нас понимании этого слова, находилась в зачаточном состоянии.
Если заглянуть вглубь истории, то окажется, что развитие науки и человечества неизменно дополня­ют друг друга. Было бы глупо рассуждать об атомной энергии в доисторический период, поскольку вас все равно бы не поняли. В Средние века всякий, кто на­стаивал на изучении космоса, считался колдуном и еретиком. Прогрессивно мыслящих людей осмеивали, как безумцев, а то и вовсе сжигали заживо. Вот почему многие мастера старались не открывать свое­го истинного «я», сохраняя втайне духовные прак­тики и достижения. Такие мастера берут в обучение лишь тех, кто искренне привержен идее познания.
Может ли получить подобное образование европеец, вроде меня? — поинтересовался профессор Сполдинг.
—- Само собой, — улыбнулся монах. — Готов ли ты ради религиозного обучения покинуть свою комфортную жизнь и поселиться в какой-нибудь пустынной местности?
— Почему бы и нет, — пожал плечами профессор. — Но сначала я должен уладить личные дела.
— А готов ли ты, — продолжил монах, — отбросить мирские удовольствия и привычки, посвятив все свое внимание занятиям йогой? Это займет у тебя не день и не два, а всю оставшуюся жизнь.
— Я должен посвятить всю свою жизнь обучению? — нерешительно переспросил профессор Сполдинг. — В таком случае, пожалуй, я займусь йогой ближе к старости.
Монах расхохотался.
— Друг мой, йога — не развлечение, которому можно уделить несколько свободных минут, и ее нельзя приберечь на конец жизни. Откуда в западных людях эта агрессия и внутреннее беспокойство?
— Но к чему тогда вообще изучать йогу? — вспыхнул профессор Сполдинг. — Что толку, если удастся растянуть эту аскетическую жизнь еще на несколько лет?
— Кто сказал, что цель йоги состоит в продлении жизни? — возразил монах. 
— Большинство монахов с развитой мускулатурой живет, как правило, дольше простых людей, но и они не понимают основы основ. 
Неужели ты думаешь, истинные мастера заботятся только о том, чтобы прожить чуточку дольше? Люди склонны делать поспешные выводы. Без контроля над телом невозможно подчинить себе дух. Не так уж трудно избежать дурных поступков. Куда слож­нее воздержаться от дурных мыслей, поскольку это требует серьезных умственных усилий. Человеческая жизнь слишком коротка, а установление контроля над телом занимает много лет. И монахам прихо­дится продлевать себе жизнь, чтобы починить еще и дух. Как я уже говорил, цель хатха-йоги — научиться управлять своим телом. Достигнув этой цели, я могу переходить к раджа-йоге, которая учит овладению духом. По сути, хатха-йога — это фундамент раджа-йоги.
Так почему бы не начать процесс обучения сразу с раджа-йоги? — поинтересовался профессор Сполдинг.
Западные люди вечно спешат, — рассмеялся
монах. — Как известно, тише едешь, дальше будешь.
Чтобы научиться бегать, нужно вначале научиться
ходить. Попытка срезать путь к духовному развитию
обречена на провал: если ты не в состоянии контролиро- вать даже тело, как ты сможешь совладать с собственным духом?
Как мне изучить раджа-йогу? — продолжал на­стаивать профессор Сполдинг. — Ты можешь помочь мне в этом?
Друг мой, — ответил монах, — каждому предначертано свое. Если судьба уготовила тебе занятия раджа-йогой, ты встретишь на этом пути и друзей, и учителей. Если ты искренне стремишься к Истине, судьба поможет тебе в твоем желании.
Но я ни с кем не знаком, — с тревогой заявил профессор Сполдинг. — А истинных мастеров невозможно найти в телефонном справочнике. Так как же мне встретиться с ними?
По губам монаха скользнула улыбка:
— Стремление к духовному обучению обладает
мощной энергетикой, так что ответ не замедлит себя
ждать. Разве ты забыл: «Ищите, и найдете; стучите, и
отворят вам»?
Профессор Сполдинг молча осмысливал услы­шанное.
— Западные люди весьма любопытны — им хочется знать все и сразу, — с улыбкой продолжил монах. — Но практика гораздо важней простого знания.
Тренировка тела похожа на тренировку духа. Тот, кто
занимается настойчиво и регулярно, имеет шанс развить как мускулатуру, так и дух. Многие люди, в характере которых присутствуют эгоизм, жадность, недоброжела-­
тельность и подозрительность, часто ведут себя не лучшим образом по отношению к другим.
Многим кажется, что подобные черты даны людям от
природы, следовательно, их невозможно изменить.
Однако тот, кто настроен решительно, вполне способен трансформировать свой характер. Если надлежащие упражнения помогают нам создать сильную мускулатуру, то соответствующий контроль позволяет сформировать необходимую добродетель. Недаром в «Ригведе» сказано, что люди с ясным взглядом на эволюцию счастливы сознанием своей привилегированности.
Если мы желаем достичь совершенства, нам не­обходимы нравственность и мужество. Тот, кто хочет улучшить человеческое общество, не сможет обой­тись без самодисциплины. Таким людям предстоит пренебречь собственными интересами и сосредото­читься на общественных обязанностях. Они долж­ны понимать, что все их контакты и встречи дают им возможность проявить себя в служении человече­ству. Служение всем и каждому означает служение Всевышнему. Тот, кто стремится к самодисциплине, должен помнить о безграничной силе мысли, по­скольку именно эта сила руководит его действиями. Человек, жаждущий религиозного просветления, должен контролировать свой дух, чтобы поступать последовательно и благородно.
Основополагающая задача раджа-йоги — изуче­ние собственных мыслей. Главным препятствием для тех, кто желает развить свое сердце и возвысить свой ум, являются высокомерие и чрезмерная критич­ность. Критически настроенные люди нападают на всех и вся. Они охотно развенчивают добродетели и во всех видят только плохое. Тот, кто занимается раджа-йогой, должен исповедовать прямо противо­положное. Он должен распознавать в людях благую основу и понимать, что на все есть своя причина. Так он помогает развиваться себе и окружающим. Вто­рое препятствие — это безответственность. Такой человек перескакивает от одного проекта к друго­му, вне зависимости от того, успел ли он закончить предыдущий. Приступая к новому делу, он ждет от него немедленного результата. Если же результат не оправдывает его ожиданий, он тут же бросает это за­нятие и переходит к следующему. В итоге ему так и не удается ничего закончить. Такой безответственный, нетерпеливый менталитет абсолютно неприемлем, поскольку контроль над мышлением предполагает настойчивость и упорство.
Очевидно, что никто из нас не способен избавить­ся от всех пороков и дурных привычек за одно вопло­щение, ведь жизнь слишком коротка. Следовательно, самосовершенствование длится жизнь за жизнью. Как только человеку удается распознать правильный  путь, он должен приложить все усилия к тому, чтобы пройти по нему до конца. То, что он смог усвоить в одной жизни, перейдет с ним в следующую. И только полный контроль над телом и разумом позволит чело­веку стать мудрецом. Тогда он проникнется величием бесконечной жизни и без сожалений расстанется с собственным эго, чтобы присоединиться к космиче­ской эволюции и слиться со своим истинным «Я».
Можно ли сказать, что обучение раджа-йоге позволит нам стать святыми? — с энтузиазмом спросил профессор Сполдинг.
Друг мой, — заметил монах, — не стоит торопиться с подобными выводами, поскольку не существует универсального пути, ведущего к святости.
Приблизиться к Истине можно разными путями, и
все они одинаково хороши. Очень важно, чтобы ты
усвоил один существенный момент: метод хатха-йоги
ничуть не лучше метода раджа-йоги, а оба они — не
лучше всех прочих методов. С какой стати мы долж
ны думать, что этот метод значимее другого или эта религия возвышеннее других"? Нет такого метода или пути, который являлся бы универсальным. Луч­шее, что тут можно сделать, — познать самого себя.
Вместо того, чтобы искать абсолютную Истину, надо
найти абсолют в самом себе, ведь Истина предназначена для проживания, а не для изучения.
Профессор Сполдинг сидел в полном молчании, поскольку слова монаха затронули его до глубины души. От предрассудков его не осталось и следа, и он чувствовал себя на удивление взволнованным.
—  Друг мой, — с улыбкой продолжил монах, — ни один святой не станет бахвалиться духовными достижениями. Это удел эгоистов, жаждущих славы и мирских почестей. О каком освобождении тут может идти речь, если они сами приковывают себя к званиям и заслугам? Всевышний даровал нам разум, чтобы мы могли ясно разобраться в происходящем. Взгляни на Бенарес с его сотнями храмов, тысячами сект и монахов. Каждый монах здесь хвалится тем, что именно его секта ближе всего к Творцу. Почему же ваша делегация так и не удовольствовалась теми открытиями, которые были сделаны за последние два года — притом что побывали вы в самых разных местах? Или ваша способность различать достигла такого уровня, что вы сходу отвергаете предрассудки и суеверия?
В «Гите» ясно сказано: «Каков учитель, таков и ученик. У настоящего мастера не может быть плохого ученика, а разумный ученик не примет бесчестного мастера». Это естественный закон, который неодно­кратно проверен на опыте. Человек прозорливый не станет якшаться с невежей. Знающий монах должен готовить себя к освобождению, а не думать о том, как бы набрать побольше учеников. Не его это дело — возводить пышные храмы и хвалиться результатами. Никогда не достигнет освобождения тот, кто привык выпячивать собственное эго. Используй рассудок и интуицию, чтобы отличить подобных людей от на­стоящих монахов. Если ты искренне стремишься к Истине, твое желание непременно осуществится. Однако достаточно разговоров — мне пора возвра­щаться домой.
—  Увижусь ли я с вами снова? — спросил профессор Сполдинг. — Я даже не знаю вашего имени!
—  Зови меня Брахманандой, — улыбнулся монах.
Профессор молча наблюдал за монахом, пока тот не скрылся из вида. Над Гангом медленно сгущались сумерки.







Комментариев нет:

Отправить комментарий