вторник, 8 октября 2013 г.

БЭРД СПОЛДИНГ. " ПУТЕШЕСТВИЕ НА ВОСТОК ". ГЛАВА 3. ЭМПИРИЧЕСКАЯ НАУКА И ЗАГАДОЧНАЯ АСТРОЛОГИЯ

                            
                         БЭРД   СПОЛДИНГ


 



       ПУТЕШЕСТВИЕ
  НА  ВОСТОК







ГЛАВА  3


ЭМПИРИЧЕСКАЯ
НАУКА  И  ЗАГАДОЧНАЯ
АСТРОЛОГИЯ


Богатый англичанин Лоренс Кимейкерс много лет прожил в Бенаресе. Он владел рядом крупных компаний и прекрасно знал этот индийский город. Лоренс с радостью принял экспедицию в своем ро­скошном особняке на берегу Ганга.
После вежливого обмена любезностями профес­сор Аллен поинтересовался:
— Что вы думаете о так называемой тайной муд­рости и тех фокусах, которые можно увидеть на ры­ночных площадях?
— В Индии и правда полно подобных трюка­чей, — покачал головой Лоренс. — Однако под по­кровом того, что мы привыкли считать суеверным или сверхестественным, таится порой глубочайший духовный смысл, доступный лишь избранным. Если вы хотите докопаться до него, нужно исследовать тщательно и всесторонне и не спешить с необдуман­ными выводами.
— И вы всерьез думаете, — рассмеялся профессор Оливере,-  что сидение на гвоздях или наигрывание  на флейте с целью усыпить змею таит в себе сокро­венный смысл?
— Все зависит от того, с какой точки зрения рассматри- вать эти представления, — пояснил Лоренс.
— Европеец увидит в этом чистой воды фокусы. Но если отбросить привычные предрассудки, можно узнать
много нового.
— Вы уже давно живете в Индии — стало быть, успели узнать много нового для себя? — саркастиче­ски поинтересовался профессор Аллен.
— Вы правы, — улыбнулся Лоренс. — Я успел на­учиться многому, и прежде всего — смирению. Без этого качества невозможно впитать новые, удиви­тельные знания. Взгляните на стакан с водой, который я держу в руке. Он уже полон, и если я захочу доба­вить туда еще воды, она перельется через край. Лишь отлив предварительно часть воды, я смогу добавить в стакан новую. Также и со- знаниями. Лишь тот, кто проникнется должным смирением и отбросит суще-­ствующие предрассудки, сможет воспринять новую  информацию. Вы хотите изучить тайную мудрость  Индии, однако не желаете расстаться с предубежде­ниями и смотрите на все индийское сверху вниз. Та­кой подход ничем не отличается от стакана, до краев наполненного водой. Как же вы хотите добавить в стакан что-то еще?
В комнате воцарилась тишина, поскольку откро­венное высказывание Лоренса не могло не задеть членов делегации. Что ни говори, они были наиболее известными учеными Британской королевской семьи и пользовались у себя на родине неизменным поче­том.
Профессор Мортимер, желая смягчить возник­шую неловкость, указал на загадочное изображение, висевшее на стене, и поинтересовался:
— Что это за рисунок? Похоже на созвездие или что-то в этом роде.
— Это мой астрологический прогноз, — ответил Лоренс.
Все дружно расхохотались.
— Астрологический прогноз? — шутливым тоном спросил профессор Аллен. — Дорогой Лоренс, с ка­ких пор вы стали индийцем?
— Это бесценный дар от Судхира Бабу, — серьез­но ответил тот, — лучшего индийского астролога.
И вновь все дружно рассмеялись, поскольку каж­дому пришли на ум те предсказатели, которые сидят по обочинам дорог. В Индии полно предсказателей и физиогномистов, зарабатывающих на суеверии про­стых людей. Несколько причудливых календарей да потрепанных книг — вот и весь их арсенал. Они гор­ды тем, что способны предсказать судьбу любого, бо­гатого или бедного... кроме своей собственной!
— Судхир — Мастер, а не какой-то там уличный  предсказатель, — покачал головой Лоренс. — Он принадлежит к высшим слоям общества. Судхир с раннего возраста изучал астрологию и теперь спо­собен предсказывать очень значимые события. Если вы действительно заинтересованы в изучении мисти­ческих феноменов, я бы настоятельно рекомендовал вам
 встретиться с ним. Судхир обычно не принимает сторонних посетителей, но я смогу договориться с ним, поскольку мы с ним — давние друзья.
— Мы хотим изучить индийскую цивилизацию, —покачал головой профессор Аллен. — И нас не ин­тересуют вещи вроде «судьба сулит вам удачу» или «судьба готовит вам удар».
— Как раз с учетом ваших пожеланий я и реко­ мендую вам встретиться с этим астрологом, — лукаво улыбнулся Лоренс. — Не уверен, впрочем, что Судхир  Бабу вообще согласится принять вас. Совсем недавно махараджа Пенджаба три дня добивался этой встре­чи, однако Судхир наотрез отказался встречаться с ним.
Астролог жил в роскошном особняке, окружен­ном великолепными садами. Поскольку о встрече до­говорились заранее, слуга сразу провел их в огромную гостиную, пышностью обстановки напоминавшую царские покои. Бабу оказался невысоким, изящным человеком, сияющие глаза которого свидетельство­вали о насыщенной внутренней жизни.
Двигался Бабу с кошачьей грацией, а английский его был выше всяких похвал.
— Мистер Кимейкерс сообщил мне, что вы инте­ресуетесь астрологией. Это правда? — спросил он.
— Прошу прощения, — возразил профессор  Оли­вере, — но нас интересуют мистические феномены, в астрологию же мы не верим.
Бабу окинул всех невозмутимым взглядом:
— Если хотите, я составлю для вас астрологиче­ский прогноз.
— Прошу вас, не будем углубляться в мое буду­щее, — профессор Оливере не скрывал скепсиса. — Почему бы вам лучше не рассказать о моем про­шлом?
Бабу кивнул в знак согласия, спросил у профессо­ра дату его рождения и начертил на листке несколько загадочных символов.
— Ваш отец был занят коммерческой деятено­стью, — медленно начал Бабу. — Сами вы стремились путешество- вать, однако родители ваши и слышать не хотели ни о чем подобном. Отец настоял на том, чтобы вы  отправились в бизнес-школу при Оксфордском­ университете, чтобы затем продолжить его ка­рьеру. Однако у вас были серьезные научные задатки, и в скором времени вы занялись физикой. Ваш отец пришел в ярость и наотрез отказался поддерживать вас материально. Все его имущество было завещано вашим братьям. Когда вы достигли известности и уважения, отец вынудил вас вернуться домой ради политических амбиций. Ваши близкие  настояли на том, чтобы вы женились на женщине из аристокра­тической семьи. Брак этот оказался неудачным, так что большую часть времени вы проводили в лабо­ратории. Ваша жена, будучи натурой эксцентричной и своевольной, очень быстро растранжирила ваше имущество и не остановилась перед тем, чтобы изме­нить вам. Неудивительно, что отец ваш умер в скорби и разочаровании. Вам пришлось страдать еще целых восемнадцать лет, до самой кончины вашей жены. Затем, уладив дела, вы присоединились к экспедиции, чтобы осуществить свою юношескую мечту о путе­шествиях.
Профессор Оливере не промолвил ни слова. Его молчание как нельзя лучше свидетельствовало о том, что сказанное Бабу было чистейшей правдой. В го­стиной воцарилась тяжелая, гнетущая атмосфера.
— Хотите, чтобы я рассказал обо всем подроб­нее или желаете перейти непосредственно к будуще­му? — бесстрастным тоном поинтересовался Бабу.
Профессор Оливере покачал головой, не желая углубляться в прошлое. Лицо его было бледным и расстроенным, будто он вновь пережил эти непри­ятные моменты.
—  Как могут немыслимо далекие звезды влиять на судьбу каждого индивидуума? — поинтересовался профессор Аллен.
—  Если звезды, по-вашему, находятся слишком далеко, чтобы влиять на людей, — промолвил Бабу, — то как можно объяснить влияние Луны на приливы и  отливы или на менструальный цикл у женщин? Что говорит по этому поводу эмпирическая наука?
— Если я попаду в автокатастрофу, — настаивал  профессор Аллен, — как это будет связано со звез­дами?
— О звездах в этом контексте следует думать как о символах, — с улыбкой заметил Бабу. — Сами звезды никак на нас не воздействуют. На самом деле, наше прошлое влияет на настоящее, а звезды лишь отражают это влияние. Невозможно понять астрологию, если не веришь в перевоплощение души. Человек умирает и возрождается на протяжении многих жиз­ней. Судьба сопровождает его в согласии с Законом Кармы или Законом Причины и Следствия. Если вы не верите, что человек умирает, а затем возрожда­ется, чтобы учиться и совершенствоваться, выходит, все происходящее — чистой воды случайность? Разве может милостивый Всевышний допустить подобную несправедливость?
Когда человек умирает, тело его подвергается распаду, а вот черты характера, склонности и при­тязания остаются неизменными. И когда он начинает новую жизнь, эти черты становятся его качествами. А звезды — лишь зеркала, в которых отражаются наши личности. Любой поступок — будь то плохой или хороший — порождает причину. К примеру, под­брошенный в воздух шар рано или поздно упадет на землю, поскольку на него воздействует сила тяжести. Как скоро наш шар соприкоснется с землей, зависит от того, сколько он весит и с какой силой мы его под­бросили. В свою очередь, астрологические исследо­вания позволяют предсказать, когда в нашей жизни проявятся созданные ранее причины.
Бабу помолчал, собираясь с мыслями, после чего заявил:
— Прежде чем мы продолжим, вам необходимо  ознакомиться с историей астрологии, чтобы вы мог­ли отнестись к ней должным образом. Астрология с незапамятных времен считалась необычайно важ­ной наукой, так что астрологи уступали по влиянию только монахам. Целью астрологии является Вселен­ная, но об этом, к сожалению, со временем успели забыть. Лишь малая часть этих знаний, описывающая взаимосвязь между людьми и звездами, передается из поколения в поколение, однако сегодня она но­сит название нумерологии. Никто не знает, сколько времени существует астрология. Известно лишь, что великий философ Бхригу преподавал ее ученикам  около шести тысяч лет назад.
Суть астрологии излагается в серии книг, кото­рые называются «Брахма-Чинта». Составил их сам Бхригу. У него было четверо учеников. Первому не было равных в науках. Этот человек отправился в Персию. Так астрология распространилась на запад, оказав впоследствии влияние на Древнюю Грецию и Рим. Второй ученик был замечательным философом. Он совершил путешествие на восток, в Китай, где и проповедовал основы философии. Третий больше всего любил метафизику. Этот человек обосновался в Гималаях и обучал метафизике тибетцев. Четвертый ученик остался в Индии, заняв должность царского советника. Книги «БрахмаЧинты», составленные Бхригу, по праву считались национальным сокрови­щем, так что хранились они в царских покоях.
Позже принцы начали борьбу за трон и за право владеть   «Брахма-Чинтой». В результате продолжи­тельной войны том решили разделить на несколько   частей, и каждый принц получил свою часть. Это привело к утрате астрологии. Прорицателям удалось собрать отдельные отрывки, которые превратились для них в источник заработка. Они смогли усвоить лишь несколько принципов, однако этого оказалось достаточно, чтобы они начали свою практику. Как вы, должно быть, заметили, весь мой дом — а в нем сорок девять покоев — забит древними книгами. На поиски и приобретение их я потратил большую часть своего состояния. Сам я принадлежу к царскому роду, однако единственное, что мне по-настоящему доро­го, — это астрология. Я изучал ее не один десяток лет под руководством самых прославленных астроло­гов, пока не собрал наконец свою «Брахма-Чинту». Правда, оригинал состоял из тысяч страниц, а мне удалось найти лишь несколько сотен. На их изучение я потратил почти двадцать лет.
Бабу с улыбкой глянул на профессора Оливерса:
— Дорогой Оливере, астрологический прогноз, который я составил для вас, не вполне типичен для европейца. Ваше дело — верить мне или нет, так как лишь вы знаете, насколько сказанное мною соответ­ствует истине. Но я хотел бы проинформировать вас о том, что вы уже уплатили кармические долги и ваша жизнь должна принять совершенно новый оборот. Вы находитесь на пороге религиозного откровения и в скором времени получите помощь от некоего му­дреца.
Профессор Оливере с глубочайшей признатель­ностью сжал руки астролога. Прочие члены делега­ции были взволнованы не менее его. До этого все они относились к нумерологии с изрядной долей скепси­са, однако история с профессором Оливерсом заста­вила их взглянуть на астрологию по-иному. Никто и не знал, что у их коллеги была такая трудная жизнь!
Бабу провел экспедицию по просторным залам, заставленным книжными шкафами. В этих шкафах хранилось несметное множество древних книг. Профессор Мортимер, археолог из Гарвардского университета, был поражен собранной здесь коллекцией. На многих полках виднелись папирусные свитки, воз­раст которых составлял не одно тысячелетие. Тут же находились документы шестого века, выгравирован­ные на дереве. Без сомнения, то была настоящая со­кровищница индийской мудрости.
— О чем говорится в этих книгах? — поинтересо­вался профессор Мортимер.
— О религиях, традиционной мудрости и индий­ской философии, — ответил Бабу.
— Выходит, вы — философ?
— Человек, лишенный философских знаний,—
это обыкновенный астролог или уличный предсказа­тель, с улыбкой заметил Бабу.
— Есть ли у вас ученики? — спросил профессор Мортимер.
— Многие просили меня о руководстве, но я от­казался принять их, поскольку чувствовал, что им не хватает таланта либо же должной настойчивости.
Вдобавок я не готов быть чьим-либо учителем. Я все­го лишь человек, страстно увлеченный философией, так же как вы — ученые, одержимые жаждой познания.
— Скажите, — с любопытством поинтересовался  профессор Мортимер, — сами вы руководствуетесь в своей жизни астрологией? По крайней мере, с тех пор, как научились распознавать прошлое и предсказывать будущее?
— Нет, — покачал головой Бабу. — Я открыл для себя свет Истины, а потому не нуждаюсь больше в астрологии. Астрологические исследования полезны лишь тем, кто все еще блуждает в темноте. Я посвя­тил свою жизнь Всевышнему [Брахману], и будущее меня больше не интересует. Что бы со мной ни случилось, я с готовностью приму это как проявление его воли.
Что, если на вас нападет бандит и ваша жизнь
окажется под угрозой? — возразил профессор Мор­тимер. — Вы и к этому отнесетесь, как к его воле? Или же попытаетесь защитить себя?
Все, что мне нужно в момент опасности, — это
молиться. Молитва необходима, тогда как от беспокойства нет никакого прока. Сталкиваясь с пробле-­мой, я всегда уверен в его помощи. Открыв для себя Истину, я разорвал свой астрологический прогноз.
Будущее — результат наших прошлых деяний, и из­бежать его невозможно. Так к чему пустые пережи­вания?
Это был не первый случай, когда с учеными гово­рили о восприятии Всевышнего. Азиаты отличаются необычайной религиозностью, а потому с пылом по­клоняются своему Господу. Им трудно понять натуру европейцев, которые, в силу своей подозрительно­сти, склонны подменять простую веру всевозможны­ми логическими обоснованиями.
Бабу улыбнулся, словно прочитав их мысли.
Друзья мои, что пользы от высокомерия и чув­ства собственной значимости? Лишь достигнув со­стояния внутренней тишины, можно осознать величие Вселенной и незначительность самого человека. Лишь избавившись от привычки монотонных рассуждений, можно ощутить необычайный покой, доступный толь­ко тем, кто находится в гармонии с Всевышним.
А вам не кажется, что это всего лишь иллю­зия или воображение? — покачал головой профессор Аллен.
Его замечание заставило Бабу расхохотаться.
—  Разве мать когда-нибудь ставила под сомнение
реальность своего ребенка? Доводилось ли ей, при- поминая впоследствии момент родов, думать о нем как о самовнушении? Наблюдая ежедневно за раз­витием ребенка, может ли она усомниться в самом его существовании? Духовный рост влечет за собой серьезную перемену в жизни человека. Никто не в состоянии забыть этого переломного момента, по-­скольку человек выходит из него полностью преоб-­раженным.
Бабу окинул взглядом делегацию, состоявшую ис-­ключительно из прославленных ученых и известных профессоров.

—  Наука только набирает силу, — с улыбкой про-­

должил Бабу, — но с каждым новым открытием нам
будет становиться все яснее, что Вселенная — резуль­-
тат грандиозных усилий Творца. Чтобы вам проще
было понять, давайте обратимся к помощи матема-­
тики. Представьте, что мы положили в карман десять
палочек, пронумерованных от одной до десяти, тща-­
тельно их перемешали, а затем принялись вынимать
по очереди. Какова вероятность того, что мы вынем
их в строгой последовательности от одной до десяти?
Согласно статистике, мы должны тащить десять раз,
чтобы вытянуть палочку под номером 1, сто раз, что­
бы вытащить последовательно палочки 1 и 2, и тыся-­
чу раз, чтобы вытащить подряд номера 1, 2 и 3. Шанс
на то, что вы вытащите подряд палочки от одной до
десяти, равен одному к десяти миллиардам. Разве не
так? Если применить эту статистическую математику к условиям возникновения жизни на Земле, то станет  ясно, что ни о каком случайном совпадении не может быть и речи. Но если это не случайность, то кто же тогда создал жизнь?
Сделав эффектную паузу, Бабу продолжил:
—  Земля вращается вокруг своей оси со скоростью
1600 километров в час. Если бы она вращалась в десять
раз медленнее, день тянулся бы в десять раз дольше. На столько бы возрос и жар от Солнца. Это значит, деревья и живые существа сгорели бы заживо. Ну а те, кто пережил бы такую жару, наверняка умерли бы от холода, потому что и ночь длилась бы в десять раз дольше — следовательно, и Земля остывала бы в де­сять раз сильнее. Так кто же заставил Землю вращать­ся с такой совершенной скоростью? Далее. Солнце — источник жизни на планете, ведь так? Температура Солнца составляет около 5500 градусов по Цельсию. Земля находится на идеальном расстоянии от Солн­це — не слишком далеко и не слишком близко. Если жар, исходящий от Солнца, слегка усилится, мы все сгорим. И наоборот, если он хоть чуть уменьшится, мы попросту замерзнем. И еще: почему угол наклона Земли носит столь безупречный характер? Ось Земли отклоняется от перпендикуляра к плоскости орбиты на двадцать три градуса. Если бы не это отклонение, на планете не было бы смены времен года.
Помимо прочего, такой крен не позволяет воде скапливаться у полюсов и замерзать там. Спутником Земли является Луна, притяжение которой контро-­лирует морские приливы. Если бы Луна находилась не на расстоянии 380 000 километров, а на 80 000 ки­лометров ближе, на Земле случился бы потоп. По­скольку с расстояния 300 000 километров притяжение Луны ощущалось бы намного сильнее, вода дважды в день затопляла бы все континенты. Иными словами, стоит физическим условиям хоть чуть измениться, и формы жизни на Земле попросту исчезнут. Если допустить, что жизнь является результатом чистого совпадения, то шанс на возникновение подходящих условий равен одному к квинтиллиону [1018]. Иными словами, потребовались бы миллиарды миллиардов комбинаций, чтобы обеспечить идеальное сочетание Земли, Луны и Солнца. Это значит, появление жизни на планете не может быть причислено к категории случайностей.
Бабу окинул взглядом присутствующих. Никто и представить не мог, чтобы индийский астролог мог с таким красноречием обосновать развитие жизни во Вселенной, используя при этом исключительно на­учные доказательства.

Бабу повернулся к профессору Аллену, биологу из Гарвардского университета, и продолжил:


Если математика кажется вам слишком аб­-
страктной, почему бы не обратиться к помощи био­-
логии? Сама способность земных форм к выживанию
служит доказательством безусловного присутствия
Творца. У жизни нет ни веса, ни размера, однако она
всемогуща. Взгляните на крохотные росточки: они
кажутся такими слабыми, однако способны прорас-­
тать сквозь твердые скалы. Жизнь царит в воздухе,
на суше и в воде. Это она побуждает материалы рас­-
падаться, чтобы образовывать затем новые комбина­
ции. Жизнь — скульптор, высекающий новые фигу­ры;
художник, чьи пейзажи украшают природу; музы­
кант, обучающий птиц петь, а насекомых — жужжать;
химик, создающий новые ароматы и чудесные фрукты.­
 Земные растения впитывают двуокись углерода,
превращая ее в кислород, насыщающий все создания.
Капли протоплазмы настолько прозрачны, что чело-­
веческий глаз практически не в силах разглядеть их,
но и они движутся, впитывая энергию Солнца. Со-­
гласно научным исследованиям, эти крохотные клетки­
 содержат эмбрионы всех растений и животных,
а потому являются основой жизни. Однако сама по
себе протоплазма не в состоянии создать жизнь.

Так откуда же берется жизнь? — спросил про-­
фессор Аллен.

 Друзья мои, — продолжил свои объяснения
Бабу, — лосось появляется на свет в пресной воде.
Затем он переселяется в океан, где растет и полно­-
ценно развивается. Когда наступает пора нереста, он
безошибочно возвращается к месту своего рожде­
ния, поднимаясь против течения на многие киломе-­
тры. Так кто же научил этих рыб подобной практике?
По схожему образцу живут и морские угри. Покидая
места своего рождения — пруды, каналы, реки и озе-­
ра, — они направляются в дальнее странствие к Бер-­
мудским островам. На этом пути европейским угрям
приходится преодолевать около 4000 километров,
тогда как азиатские проплывают около 8000 кило­
метров.

Дело в том, что угри размножаются и умира­ют только в водах Бермудских островов. Крохот­ные угри, появившиеся тут на свет, ничего не знают о своем происхождении, однако они безошибочно возвращаются на родину своих родителей — будь то канал во Франции или озеро в Индонезии. Каждый вид возвращается к себе домой. Французские угри не отправятся по ошибке в Индию, а тайские не заплы­вут в воды Африки. Кто наделил этих малышей столь острым инстинктом? Кто руководит ими на протя­жении тысяч миль? Само собой, тут не может быть и речи о случайном совпадении, согласны?
Члены делегации были потрясены обширными познаниями этого маленького, худощавого астроло­га. Никто не ожидал, что в такой отсталой стране, как Индия, им встретится столь блестящий ученый.
 Должно быть, вы еще колеблетесь, — заметил Бабу.
 — Что ж, давайте обратимся к тому наследуе-­
мому элементу в первичном микроорганизме, что на­
ходится во всех клетках. Каждое существо обладает
своими наследственными чертами. Этот элемент ясно указывает на то, что жизнь носит предопределенный характер, поскольку дерево может произвести другое дерево, но никак не животное. Все существа, от кро­хотных муравьев до громадных китов, находятся в подчинении у этого элемента. Очевидно, что в такой генетической зависимости нет ничего случайного, не так ли? Лишь Творец обладает достаточной мощью, чтобы создать подобное многообразие. Друзья мои, во Вселенной царит абсолютное равенство, а пото­му ни один вид не препятствует развитию другого. Взгляните на насекомых. Размножаются они неверо­ятно быстро, однако не в состоянии затмить другие виды. Почему так? Да потому, что у них, в отличие от животных, нет легких. Дышат они через трахеи, ко­торые никогда не развиваются пропорционально их телу. А это существенно ограничивает размер любого насекомого.

Человеческие существа превосходят животных благодаря способности рассуждать. Животные наде­лены превосходными инстинктами, однако инстинк­ты эти ограничены ментальной примитивностью. Человеческий разум заслуживает восхищения, по­скольку может выйти за рамки собственных ограни­чений. Только люди обладают столь острым и безгра­ничным интеллектом. Благодаря ему они способны распознать существование Всевышнего. Если хотите, можете называть это воображением, но именно оно помогает человеку воспринимать незримые и бес­плотные феномены. Воображение невероятно рас­-ширяет наши горизонты, позволяя узреть чудесную реальность: Вселенная и есть Господь. Он — везде, но явственнее всего Он проявляется в наших душах.
Члены экспедиции не проронили ни слова, что не мешало им от души восхищаться индийским астро­логом за его простые, наглядные примеры. Еще несколько часов назад они сомневались в его способ­ностях предсказателя. Теперь же было очевидно, что перед ними — поистине непревзойденный ученый.
Вам, как ученым, стоит поразмыслить над мо-­
ими словами, — заметил Бабу. — Если вы желаете
изучить Вселенную, избавьтесь вначале от собствен-­
ных предрассудков. Перестаньте смотреть на все с
крайностей экспериментальной науки, и вам откро­-
ется тот идеальный порядок, которому подчиняется
мироздание. Вы поймете также, насколько мал и не­-
значителен человек в сравнении с этой бескрайней
Вселенной, ведь наша наука опирается на базовые
чувства, а они, в силу собственной ограниченности,
не в состоянии воспринять всю Вселенную. Мы со­-
вершим страшную ошибку, если будем настаивать на
том, что все, чего мы не видим и не слышим, попро­-
сту не существует. В мире полно событий, которые
неподвластны нашим ограниченным чувствам — раз­-
ве что мы сможем развить их до должного уровня.

Откуда вам это известно? — полюбопытство-­
вал профессор Мортимер.

Я размышлял над этими вопросами в процессе
медитации, — пояснил Бабу. — То же самое можно
прочесть и в ряде древних книг.

Нельзя ли нам прочесть или перевести эти кни-­
ги? — поспешил с вопросом профессор Мортимер.

 А вы согласитесь потратить на перевод не-­
сколько десятилетий? — с улыбкой ответил Бабу. —
Труды по духовному мистицизму — не обычное чти­-
во. Лишь немногие готовы изучать их, поскольку
еще в прошлом воплощении успели познакомиться
с предметом и накопили достаточно знаний, чтобы
проникнуть в его суть. Эти люди стоят на пороге ду-­
ховного откровения. Они уже готовы следовать по
религиозному пути. Лишь они в состоянии оценить
те невзрачные, на первый взгляд, книги, которые на­ходятся в моем доме.

Ученые молча слушали Бабу. Хотя каждый обладал собственным мнением, всем было ясно, что астролог прав.
Вы открыли для себя свет Истины, — заметил
профессор Аллен. — Так почему же вы продолжаете
практиковать астрологию, рассказывая людям об их
прошлом и будущем?

В этом состоит мое служение людям, — пояс­нил Бабу. — Вдобавок я принимаю далеко не каждо­го. Будь вы хоть король или премьер-министр, я не промолвлю ни слова, если вы не наделены при этом добрым сердцем, благими помыслами и искренним желанием совершенствоваться. Многие приходят к моим дверям, но лишь малую часть их я впускаю
в дом. Не так давно один король привез мне целый чемоданчик драгоценностей в обмен на мое прорицание. Однако я не стал отвечать на его вопрос. Не исключено, что наша с вами встреча тоже не состоя­лась бы, не получи я накануне духовного послания.
И я ни за что не стал бы раскрывать своих секретов
посторонним — особенно европейцам, — если бы не заглянул до этого в астрологический прогноз профес­сора Оливерса. Люди издавна толкуют астрологию в неверном ключе. Но поскольку я читал подлинную«Брахма- Чинту», то могу поделиться с вами некоторыми сведениями — в надежде, что мне удастся преодолеть ваши предрассудки.

Все присутствующие попросили Судхира Бабу продолжать.
Каждый из нас, — начал Бабу, — приходит на Землю с определенным багажом, которым он обязан своей карме. Этот багаж может носить позитивный характер, если человек жил в согласии с волей Всевышнего, а может быть и негативным — как результат дурного поведения в прошлых жизнях. Сами причи­ны, кроющиеся в подсознании, или алая-виджняне, становятся теми движущими силами, которые кон­тролируют нашу жизнь. Под воздействием разного рода энергий силы эти уподобляются космическим лучам. Влияние подобных лучей не бывает мгновен­ным или кардинальным. И все же, в зависимости от движения звезд, они рано или поздно отобразятся в земных событиях.
Такой порядок вполне обоснован, поскольку за бесчисленное количество воплощений люди успели совершить немало дурного, что не позволяет им ис­купить свою карму за несколько жизней. Вот почему их преследуют несчастья, не позволяя вырваться из цикла перевоплощений. По движению звезд астро­логи могут предсказать, какие влияния будут пре­обладать в текущей жизни того или иного человека. Изучая астрологию, люди с ясностью осознают, что жизнь их не зависит ни от какого божества: никто их не наказывает, не вознаграждает и не контролирует. Они сами создали цепочку причин, и теперь должны разбираться со следствиями.
А как же Всевышний, о котором вы упоминали? — не удержался профессор Аллен.
Бабу расхохотался:
 Всевышний для вас — это глубокий старик, который сидит где-то на небесах, определяя судьбу каждого человека. Что за инфантильное восприятие! Всевышний является творцом всего сущего, и Он же поддерживает мироздание в определенном порядке.
Однако, вопреки вашим домыслам, Он не утруждает себя каждой отдельной судьбой. Все в этом мире сле­дует универсальному закону, который гласит: «Что посеешь, то и пожнешь». В этом нет ничего удиви- тельного, если вспомнить закон физики, сформули­рованный в свое время Ньютоном: «Каждое действие встречает равное противодействие'». Ни у кого нет раз и навсегда предопределенной судьбы. В против­ном случае, мы были бы настроены слишком негатив­но, чтобы совершать какие-то активные действия.

Друг мой, астрология — сугубо практичная, реа­листичная и продвинутая наука, а не набор различ­ных суеверий. Астрологический гороскоп — вовсе не признак того, что все мы являемся рабами прошло­го. Напротив, он наглядно демонстрирует эволюцию Вселенной, в которой люди могут изменить свою судьбу. Астрология изучает реакции людей в контек­сте влияния звезд. Звезды — лишь посредники, ко­торые отображают нам закон кармы, или воздаяния, уравновешивающий наши прошлые поступки. При рождении человека — в определенный час и день не­дели — влияние звезд будет находиться в гармонии с его кармическим наследием. В этих звездах мы най­дем отражение его космических лучей, побуждающих центры пульсировать, а клетки меняться. Вот как звезды воздействуют на людей.
Хотя человек не в силах изменить прошлого, он может преодолеть влияние звезд благодаря своей свободной воле. Прекрасный пример тому — ваш общий знакомый мистер Кимейкерс. По судьбе ему было предназначено погибнуть во время последней войны. Однако при виде тех бедствий, которые несла людям война, в душе его пробудился зародыш ми­лосердия. Он проникся такой жалостью к жертвам военного времени, что потратил значительную часть своего состояния на избавление людей от нужды и страданий. Разумеется, в то время он ничего не знал о своей предполагаемой судьбе, однако проявленные им сострадание и человечность создали такую мощную силу, которая отбросила его космические лучи и спасла ему жизнь. С тех пор судьба его полностью изменилась.
Тут важно понимать, что изменение судьбы не подразумевает искоренения прошлого. Это лишь зна­чит, что серьезного события, которое должно было произойти в вашей жизни, так и не случилось. Когда сердце наше, в согласии с волей Всевышнего, устрем­ляется к добру, влияние звезд утрачивает негативный оттенок. Возникающие при этом магнетические токи противодействуют вашим космическим лучам, пере­ориентируя их в ином направлении. А потому тот, кто творит добро, действительно способен изменить свою судьбу. Разумеется, негативные влияния не исче­зают полностью: они переходят в скрытое состояние, поджидая иной возможности проявиться. С научной точки зрения, человеческую жизнь можно уподобить математическому равенству. А, помноженное на В, равняется С. А [множимое] и В [множитель] — это причины, тогда как С — это результат. Если добавить к равенству еще одну причину X [отличную от 1], то А, помноженное на Б, помноженное на X, уже не бу­дет равно С — как раз из-за второго множителя X.
Это логическое дополнение как нельзя лучше со-­ответствует принципу преображения судьбы. Чело-веческая жизнь и правда отражена в звездах, однако звезды могут быть как яркими, так и тусклыми. И ин­тенсивность их зависит уже от наших решений. Пре­даваясь грехам и беспутству, мы создаем негативные движущие силы, которые привлекают к нам эти грехи и запечатлевают их в звездном узоре. Звезды мгно­венно отображают наши новые привычки, так что по­следствия не замедлят себя ждать. И напротив, если мы осознаем неизбежность такого отражения и пред­почитаем культивировать благие поступки и добродетели, возникающие при этом позитивные энергии естественным образом рассеивают дурные влияния. Тот, кто исповедует научный подход к астрологии, сможет познать судьбу и жить в согласии с самим со­бой. Такой человек не бывает ни оптимистичным, ни пессимистичным: он счастлив и уверен в себе.
Что происходит с благочестивым человеком который отягощен плохой кармой? — поинтересо­вался профессор Аллен.
Плохая карма подобна условному приговору, — ответил Бабу. — Пусть она пассивна, никто не в силах избежать ее. Благочестивые люди прекрасно осознают принцип причинно-следственных связей и всем сердцем молят о том, чтобы как можно скорее искупить свои грехи. Хотя они больше не создают негативных причин, им хватает мужества переносить свою неблагоприятную карму. Так они сокращают свое пребывание в круге перевоплощений. Первичная цель истинной астрологии состоит в том, чтобы познать свою судьбу и жить в спокойствии.
Бабу на мгновение задумался, после чего подошел к книжной полке и достал оттуда ящичек, инкрусти­рованный золотом. Внутри лежала древняя книга, на­писанная на листах папируса.
Это часть «Брахма-Чинты», которую мне удалось отыскать, — пояснил Бабу. — Думаю, вам извест-но, что у любой мистической темы есть две состав­ляющие: экзотерическая и эзотерическая. С послед­ней знакомят лишь тщательно отобранных учеников, достигших духовного просветления. Философ Бхригу преподавал ее всего четырем своим ученикам. К со­жалению, та малая часть «Брахма- Чинты», которой я располагаю, носит незавершенный характер и к тому же трудна для понимания. Я провел двадцать лет за изучением этого труда, однако понял не так уж много.
Поскольку встреча наша стала результатом опреде-­ленной духовной близости, я готов, в качестве дара, перевести вам несколько страниц: «Все творения этой Вселенной, будь то зримые или незримые, организова­ны в соответствии с числом 7. Все виды деятельности в нашей галактике относятся к одной из семи сфер. Каждая сфера подразделяется на семь секций, и в каж­дой секции содержится по семь групп». Вся наша Сол­нечная система является воплощением Всевышнего, и каждый элемент этой системы — одна из его частей.
Помимо этого существует семь Логосов, каждый из которых отвечает за определенную сферу. В прак-­тическом плане, эти Логосы являют собой средото­чие божественной силы. Они — центры той системы перемещения, которую использует Всевышний. У че­ловека имеется три основные формы: тело, душа и дух, которые соотносятся с нижним, средним и выс­шим мирами. Эта же схема применима к самому Все­вышнему. Вещества нижнего мира образуют его тело, субстанции среднего мира формируют душу, а из элементов, принадлежащих высшему миру, состоит его дух. Иными словами, все в мире — от крохотной песчинки до огромной галактики — является частью Всевышнего. Те атомы, что формируют человеческое тело, также несут в себе волю Всевышнего — при посредстве семи сфер. Проходя через каждую сфе­ру, они претерпевают определенные изменения, ко­торые зависят от ее характеристик. Таким образом, астрология в состоянии определить принадлежность человека к той или иной сфере, опираясь на количе­ство преобладающих в нем атомов.
Бабу взглянул на ученых, которые находились в явном замешательстве.
— Тема эта достаточно трудна для понимания, — продолжил он, — а потому я постараюсь объяснить все немного подробнее. Если обратиться к христи­анской терминологии, о семи Логосах упоминается в «Откровении Иоанна Богослова». В главе 4, стих 5, ясно сказано: «И семь светильников огненных горели перед престолом, которые суть семь ангелов Божиих». Вначале все мы являлись частью Бога — то есть у всех у нас было общее происхождение. Позже мы разделились и прошли через семь каналов. На мой взгляд, эти семь каналов отображают —при посред­стве семи Логосов — семь характеристик Бога. Пер­вый ангел — Михаил (сила, олицетворяющая воена­чальника Божьей армии), соотносимый с планетой Марс. Второй ангел — Гавриил (знание, подвластное ангелу смерти, или одному из Божьих посланцев), соотносимый с Меркурием. Третий ангел — Рафаил (сила, связанная с исцелением; само это имя означа­ет «Господь исцеляет»). Он соотносится с Солнцем. Четвертый ангел — Уриил (свет Господа в облике хе­рувима и ангела покаяния), соотносимый с Луной. Пятый ангел — Задкиил, или Рагуил (ангел благого намерения), соотносимый с Юпитером.
Я не знаю, какие планеты соотносятся с шестым (Иофиил, или Сариил) и седьмым (Самуил, или Иарамил) ангелами. Представители экспериментальной науки считают, что планеты являются случайным набором материалов. Но если набор этот носит слу­чайный характер, почему все планеты расположены в определенной точке Вселенной и движутся по опре­деленным орбитам? На первый взгляд, все следует за­кону природы, однако сам закон находится под кон­тролем незримой, однако действенной силы. Чтобы вам было понятнее, я стараюсь использовать имена ангелов и христианскую терминологию. На самом деле, философию эту можно выразить по-разному, в зависимости от культурного и религиозного контекста, однако Истина у нас одна. Чтобы понять астро­логию, необходимо вернуться к нашим истокам. На самом деле, все люди берут начало в одном и том же источнике — подобно воде, которая разделяется за­тем на семь потоков. И все они согласно следуют к океану. Каждый поток обладает собственными ха­рактеристиками, что сказывается и на самой воде.
Люди делятся на семь основополагающих катего­рий — в зависимости от канала, через который они прошли. Астрология изучает самого человека и то влияние, какое планеты оказывают на его поведение. Не стоит забывать, что в физиологии люди тоже от­личаются друг от друга по типу характера (апатич­ного и энергичного) и темперамента (спокойного и нервного). Все это лишь разные способы, призванные проиллюстрировать различные характеристики че­ловека. На самом деле, не так-то просто обнаружить сферу принадлежности того или иного индивидуума, поскольку каждый из нас успел пройти через множе­ство воплощений, создав при этом весьма сложный кармический узор. Подобное воплощение и способы кармического воздаяния оказывают самое серьезное воздействие на личность человека.
Тот, кто обрел чувство божественного видения или глубоко проник в вопросы мистицизма, навер­няка сможет понять, к какой сфере он принадлежит. Зная свою сферу и продолжая совершенствоваться в данном направлении, человек быстро достигнет ощу­тимого прогресса, поскольку главный инструмент совершенствования относится как раз к его сфере. К примеру, человек обладает музыкальным талан­том, однако хочет заниматься математикой. Это не значит, что он не достигнет никаких успехов в мате­матике. Просто занятия музыкой принесут ему куда более значимые результаты, поскольку именно они находятся в сфере его компетенции. Знание того, кто мы такие и каким потенциалом обладаем, позволит нам выбрать верное направление на пути дальнейше­го развития. Именно в этом состоит истинная цель астрологии.
Большинство людей действуют бездумно и нахо­дятся под влиянием своего окружения. Неудивитель­но, что они часто испытывают состояние разоча­рования и дискомфорта. Дело в том, что они ведут неподобающий образ жизни. Недаром в Библии ска­зано: «Если не будете как дети, не войдете в Царство Небесное». Это изречение советует нам быть чест­ными с самими собой. С помощью астрологии можно понять, кто мы такие и что за действия окажутся в нашем случае наиболее подобающими. Именно с этой точки зрения следует изучать астрологию, поскольку задача ее состоит отнюдь не в том, чтобы раскрывать прошлое или предсказывать будущее.
Как можно понять, к какой сфере ты принадлежишь? — поинтересовался профессор Аллен.
Опытный астролог может подготовить гороскоп, — пояснил Бабу, — чтобы определить, к какой сфере принад-
лежит данный конкретный человек, хотя на подготовку такого гороскопа уйдет немало времени. Можно также присмотреться к поступкам людей. Как правило, человек первой сферы достигает цели с помощью силы и решимости. Человек второй сферы тщательно анализирует проблему, чтобы избрать в итоге наиболее действенный метод. Человек третьей сферы придирчиво исследует временные па
раметры, чтобы выбрать  наиболее удачный момент.
В процессе лечения болезней человек второй сферы старается проникнуть в причины недуга и отдает предпочтение самым эффективным методам, тогда как человеку третьей сферы важнее другое — когда лучше всего начать лечение.

Люди шестой сферы постараются исцелить болез­ни с помощью веры. Ну а тем, кто относится к седьмой сфере, важнее использовать при лечении ритуалы и церемонии. Впрочем, лучший способ узнать свою сферу — изучить самих себя. Прежде всего следует искоренить то, что служит украшением эго, — жажду репутации, положения в обществе и приверженность желаниям. Если мы честны с собой, то сможем опре­делить свою сферу. Тот, кто наделен сильной волей и привык работать с научной дотошностью, относится, скорее всего, к первой сфере. Человек умный, склон­ный к дебатам и умеющий эффективно трудиться, почти наверняка принадлежит ко второй сфере. Люди чувствительные, любящие общественную работу и занимающиеся благотворительностью, относятся обычно к пятой сфере. В свою очередь, сильная вера и благоразумие свидетельствуют о принадлежности к седьмой сфере.
Впрочем, проблема эта слишком обширна, чтобы можно было объяснить ее за такое короткое время, а потому я ознакомлю вас лишь с основными момен­тами. Первичная материя начинает развиваться че­рез семь каналов, или семь главных характеристик. Лишь полностью развив все эти качества, человек становится совершенным. Пока что, разумеется, все мы далеки от подобной гармонии. Западные люди умеют логически рассуждать и наделены способно­стью к наукам, однако им не хватает искренней веры и человечности. Рассудок обычно преобладает в них над чувством, из-за чего они выглядят холодными и равнодушными, предпочитая конфронтацию, а не компромисс. Азиаты, напротив, отличаются религиозным пылом и добродушием, но им недостает спо­собностей к логическому мышлению, так что пове­дение их нередко определяется одними эмоциями. Словом, они производят впечатление людей уступ­чивых, терпимых и умеющих приспосабливаться. По­скольку основополагающие качества двух этих этни­ческих групп ничем не уравновешены, потребуется серьезная трансформация, в результате которой они смогут многому научиться друг у друга и стать более гармоничными в своей основе.
Бабу замолчал, напряженно что-то обдумывая, после чего продолжил:
Всю жизнь я изучал эзотерические книги, посвященные всевозможным религиям, и не обнаружил сколько-нибудь
 значимой разницы в проповедуемой ими философии. По сути, все они говорят об одном и том же. К сожалению, человеку нравится находить различия, чтобы иметь возможность покритиковать других. Стоит ли говорить, что подобное злословие ведет в итоге к полному невежеству.

- Однако религии сильно отличаются друг от друга, разве нет? — возразил профессор Аллен.
Друзья мои, каждая нация обладает своими
особенностями и традициями, — мягко напомнил
Бабу.
— Для каждой эпохи характерны свои ценности.
Следовательно, Истине можно обучать различными
методами. Но, хотя методы и языки отличаются друг от друга, Истина остается Истиной. Так и Всевышний
проявляется через семь различных каналов, соотносимых
 с семью сферами. Атомные элементы каждой сферы обладают различными вибрациями, цветами и прочими характеристиками, однако источником их служит Всевышний. Так и вы не измените своего тождества, если наденете другую рубашку. Да, рубашка из­менилась, но ведь человек остался прежним! Астрология, изучающая влияние звезд, помогает понять, какие изменения имели место в тот или иной период.

Не могли бы вы немного развить эту тему? —
попросил профессор Аллен.

Бабу помолчал немного, а затем промолвил:
Семь Логосов подвержены изменениям, которые следуют с неизменной периодичностью, вроде циркуляции воздуха в респираторной системе или движения крови по венам. А поскольку сознание человека и Логоса состоит, насколько можно судить, из одних и тех же атомных элементов, то подобные изменения в той или иной мере затрагивают всех обитателей Земли. Иными словами, когда Логос, отве-­чающий за определенную сферу, подвергается трансформации, то и люди, проходящие через эту сферу, также начинают меняться. Историческая эволюция наглядно свидетельствует о том, что человеческий разум, как и человеческая цивилизация, развивается с течением времени. Согласно моим исследованиям, каждый эволюционный цикл длится около века, и те драматические события, которые происходят в последнюю четверть столетия, оказывают значительное влияние на последующий цикл.
Выходит, изменения, которые произойдут в период
 с 1975 по 2000 год, всерьез повлияют на двад­цать
 первое столетие? — с тревогой спросил профессор Ален.
Бабу согласно кивнул головой.

На самом деле эти периоды могут не совпадать
с точностью до года или месяца, поскольку солнечный
 календарь имеет свои особенности. Астрология
использует календарь, в основе которого лежит дви-­
жение звезд. Но, в общем и целом, именно последняя
четверть каждого столетия является тем переходным
периодом, в который происходит много необычного.

Как насчет фактов? — прервал его профессор
Мортимер. — Что заставляет вас думать, будто конец
двадцатого столетия и вправду станет свидетелем се-­
рьезных перемен?

Бабу с улыбкой взглянул на присутствующих.
Поскольку все вы европейцы, я буду опирать­ся в своих
 доводах именно на европейскую историю.
Если хотите, можете счесть мои примеры простым
совпадением. В 1275 году Роджер Бэкон положил начало
культурному движению Возрождения, что стало
толчком к серьезным преобразованиям в Европе.
В 1375 году Христиан Розенкрейц распространил эту
культуру на все слои общества, освободив тем самым
европейцев от устрашающего наследия средневековья.
Думаю, вы не станете возражать, что 1275 и 1375
относятся к последней четверти своего века?

Культурное движение, положившее начало эпохе
Возрождения, и в самом деле спасло Европу от упадка, — заметил профессор Мортимер, известный историк и археолог. — Но это лишь два примера. Для полной уверенности я должен иметь в своем распоряжении больше фактов.
А что вы скажете об изобретении печатного станка и техники книгопечатания — событий, пришедшихся на 1473 год? Разве не это позволило распространить в массах идеи философов и духовенства? А благодаря им значительно повысился интеллектуальный уровень европейцев. Что вы думаете о Фрэнсисе Бэконе и его научном новаторстве? Именно он использовал в 1578 году английский вместо
латинского, что сделало науку гораздо более обще доступной, повысив, соответственно, уровень жизни
населения. Как видите, эти события имели место в
последней четверти пятнадцатого и шестнадцатого
веков. Вначале потребовалось возродить культуру,
чтобы освободить Европу от консервативных пред­рассудков. Затем настал черед науки, логический ап­парат которой позволил людям изменить общество. Иными словами, культура создает предпосылки для свободного мышления, которое, в свою очередь, от­крывает врата для политических и социальных пре­образований.
В 1675 году начали формироваться тайные обще­ства, ставившие своей задачей искоренение социаль­ной несправедливости — естественного следствия монархической системы. В 1789 году разразилась Французская революция, ставшая поворотным мо­ментом в европейской истории. И вновь два эти ка­таклизма пришлись на последние двадцать пять лет семнадцатого и восемнадцатого веков.
Лоб профессора Мортимера взмок от напряже­ния. Он хорошо знал европейскую историю, однако объяснения Бабу заставили его взглянуть на все дру­гими глазами. Вся экспедиция от души восхищалась Бабу. За один вечер этот индийский астролог сумел продемонстрировать невероятную осведомленность в математике, биологии, философии, религии и даже европейской истории, как если бы принадлежал к числу наиболее эрудированных ученых. Всех покори­ла его интеллектуальная изощренность.
Как по-вашему, — голос профессора Мортимера­ невольно дрогнул, — что произойдет с человечеством в двадцатом веке?
Бабу на мгновение задумался, после чего ответил:
 1875 год стал переломным моментом в эволюции­
человечества. Причиной тому послужило стремительное
 развитие механической цивилизации, ко­торое совпало с появлением теории Дарвина и становлением христианс-­
кого либерального движения.
Так возникло противостояние между духовным и матери-

альным мирами. Эти духовные и материальные течения стали результатом двух мощных сил, сошед­ших на Землю с противоположных концов созвездия. Двадцатый век начался с расцвета материализма. Людям, с головой погрузившимся в материальные условия, придется столкнуться с ситуацией, когда требования желудка и телесные удовольствия будут активно соперничать с духовными потребностями. В последнюю четверть века произойдет подъем ду­ховного движения, которое широко распространится в обществе. К концу столетия материализм окажется на спаде; люди все активнее начнут изучать мистиче­ское наследие прошлого.
Помолчав, Бабу добавил:
— Друзья мои, вы сами — пионеры этого движе­ния. Чтобы это тайное универсальное учение вошло в массы, необходимо прежде инициировать процесс — бросить в почву семена, которые затем дадут свои всходы. Вот почему вам содействуют в изучении ми­стических феноменов Востока. Большего я не могу вам сказать, однако, с учетом астрологического про­гноза мистера Оливерса, готов настаивать на том, что предсказаниям этим суждено сбыться. Не сомнева­юсь, что на протяжении последних двадцати пяти лет нашего века произойдет много такого, что послужит стимулом к духовному развитию человечества.
В нашем мире живет два типа людей. К первому относятся те, кто успел узреть на горизонте чудесный свет озарения и теперь знает, в каком направлении двигаться. Разумеется, им все время приходится про­тивостоять искушениям и недружественному окру­жению, однако для них неизменно сияет свет надеж­ды. Второй тип людей не ценит возвышенных мыслей и не верит в благородные поступки. Они обречены блуждать в потемках, пока ряд болезненных уроков не научит их уму-разуму и не направит по пути про­светления.
Что же случится с такими людьми? — поинте­ресовался
профессор Мортимер.
Думаете, Всевышний накажет их? — расхохотался Бабу.
— Нет, этого не произойдет. Однако им придётся учиться
на собственных ошибках, и опыт этот будет весьма болезненным. Возьмите, к примеру, крестьянина, который желает переселиться в город. Он может двигаться по наезженным дорогам, следуя указаниям карт, а может избрать, на свой страх и риск, совершенно незнакомый путь. В последнем случае он наверняка забредет в джунгли, вынужден будет пробираться по горным тропинкам, терпеть всяческие неудобства и все время терять верное направление. Но в результате он осознает собственное невежество. Жизнь дает ценные уроки, которые всем нам необходимо освоить. Жизнь не бывает предсказуемой, ибо в один момент она кажется легкой, а в другой — невыносимо трудной. Не бывает так, чтобы все складывалось легко и просто.
Бабу замолчал и бросил взгляд в сторону Ганга. На другой стороне реки находился клуб, озаренный яркими огнями. Изнутри доносилась энергичная му­зыка.
Этот клуб стал местом встречи коммерческих
организаций, — со вздохом заметил Бабу. — Он ассоцииру-
ется исключительно с торговцами, высшим
чиновничеством и самыми богатыми жителями города. Они встречаются здесь каждую неделю, чтобы
поразвлечься в свое удовольствие. Большинству уже
давно за шестьдесят, однако они не желают отказываться от своих привычек. Тела их давно усохли, зато тяга к материальным усладам остается прежней. Эти люди собираются, чтобы поболтать о погоде и развлечениях. Они будто забыли о том, что всем им в скором времени придется покинуть этот мир. Такое чувство, будто они, как змеи, готовы сбросить кожу и жить вечно.

Бабу в глубокой задумчивости взглянул на звезд­ный небосклон.
Все в нашей Вселенной пребывает в абсолют­ном равновесии. Здесь ни в чем нет ни избытка, ни недостатка — начиная от крохотной песчинки и заканчивая огромными галактиками. Жизнь слишком коротка, но люди не думают об этом в суете будней.Лишь немногие понимают, что сегодняшние излишества ведут к завтрашним страданиям. Все здесь мимолетно, подобно иллюзии, но люди считают это реальным. А ведь стоит им внимательно понаблюдать за происходящим, и они смогут усвоить множество полезных истин. К сожалению, тот, кому удалось реализовать свои амбиции, склонен забывать о прошлом. Люди соглашаются учиться лишь под влиянием нужды и унижений. В противном случае не может быть и речи о серьезных изменениях.
Думаете, только страдания заставляют людей
учиться? — поинтересовался профессор Мортимер.

К сожалению, да, — со вздохом признал Бабу. — Люди слишком забывчивы, а потому им приходится раз за разом проходить горькие уроки. Под давле­нием нужды и лишений люди обращаются к своей последней надежде — то есть к вере. Если же все в их жизни складывается удачно, лишь немногие продолжают думать о духовном совершенствовании. Только заболев, они понимают, какое же это счастье — быть здоровым. Только оказавшись в тюрьме, они начинают в полной мере ценить свободу. К сожалению, исцелившись от болезни, они тут же забывают о причинах своего недуга и возвращаются к прежнему образу жизни. А это, естественно, влечет за собой но­вые болезни.
Но люди успели многому научиться и достигли существенного прогресса, — возразил профессор
Мортимер.

Что вы называете прогрессом? — покачал головой Бабу. — В материальном плане им и правда удалось достичь чуть большего, чем за последние несколько столетий. Но какой толк говорить о духовном совершенствовании, если люди по-прежнему совершают одни и те же ошибки?
Вы имеете в виду войны? — спросил профессор Мортимер.
Бабу, чей взор был прикован к звездному небу, не ответил. Ученые также хранили молчание. Наконец профессор Аллен не выдержал:
Как вы думаете, удастся ли в ближайшее время
установить мир на планете?
А что заставляет вас думать, будто я знаю ответ? — с улыбкой спросил Бабу. — С момента появления людей на этой планете войны следуют одна за другой. Разве они когда-нибудь прекращались? На самом деле, войны — это проявление наших внутренних чувств. С течением времени они становятся все катастрофичнее, благодаря индустриальному прогрессу и интеллектуальной изощренности людей.
Войнам не будет конца, пока существуют причины,
побуждающие нас вступать в схватку друг с другом.
Если мы хотим свалить огромное старое дерево, нет
смысла карабкаться на самый верх и обрывать на нем
листья, поскольку вместо них скоро вырастут новые.
Чтобы уничтожить дерево, необходимо выкорчевать
его корни.

Источником войн являются тщеславие, злоба, враждебность, национализм, политические структуры, зависть и ненависть. Искоренив эти малоприят­ные факторы, мы сможем положить конец войнам. Но для этого потребуется настоящая духовная рево­люция. Если люди, осознающие истинные причины войн, сумеют изменить восприятие жизни и забудут о враждебности, им удастся обрести долгожданный мир. К несчастью, нам нравится находить в других недостатки. Вот этой ментальностью и объясняется наше нынешнее состояние. Мир и доброжелатель­ность должны идти рука об руку. Людям не удастся достичь мира, пока сознание их переполнено нена­вистью, завистью и враждебностью, а сами они стре­мятся использовать других ради собственной выго­ды. Вашим планам на мирное урегулирование про­блем не суждено сбыться, пока люди не обретут мира в своей душе.
Бабу с улыбкой взглянул на присутствующих, по­сле чего, посерьезнев, добавил:
Все вы слышали про царя Александра Великого, который покорил множество стран. Чтобы обеспечить Греции мир, он нападал на те страны, которые могли представлять для нее потенциальную угрозу.
Стоило ему выиграть одну битву, и он тут же начинал
готовиться к следующей. Войне, которая задумывалась как залог мира, не было конца. Александр, будучи человеком смышленым, придерживался учения философа Аристотеля. Когда Александра возвели на трон, он доверительно признался своему учителю:

Я покорю Египет и Турцию.
А что потом? — спросил Аристотель.
Я отправлю войска на захват Персии, — ответил Александр. — А затем завоюю все страны Сред­него Востока.
Ну а потом? — поинтересовался Аристотель.
Затем придет черед Индии и Афганистана.
- А потом? — продолжал настаивать Аристотель.
- Потом я смогу спать спокойно.
Сын мой, — с улыбкой заметил Аристотель, —
почему бы тебе не уснуть спокойно прямо сегодня?
Так оно будет намного лучше.
Подождав, пока ученые отсмеются этому истори­ческому анекдоту, Бабу подытожил:
Думаю, людям надо почаще задавать себе по­добные вопросы. Нужно внимательно исследовать собственное сознание, чтобы понять, чего же мы на самом деле хотим. Желаем ли мы мира или насилия?
Такое чувство, будто мы жить не можем без различных происшествий. Каждое утро мы спешно листаем газету, чтобы найти самые сенсационные новости.
И если не находим ничего нового про войну, природ­ные катастрофы, социальные проблемы или экономические трудности, то с негодованием отбрасываем газету, жалуясь на то, что читать стало совершенно нечего. Разве я не прав? Сами мы хотим жить в мире, однако любим слушать про чужие неприятности. Мы с охотой обсуждаем всех и вся — критикуем мужчин и высмеиваем женщин. Разве не так? И разве мы когда-нибудь задавались вопросом, почему поступаем так, а не иначе?

Все, что нам нужно, — это деньги, репутация, по­ложение в обществе и здоровье. Если мы и молимся о мире, то исключительно для самих себя. Но если нас спросить об этом, мы будем все отрицать — совсем как царь Александр, которому просто хотелось спо­койно спать. Однако мирный сон не требует никаких усилий и за ним не нужно идти за тридевять земель. Разве можно гоняться за эфемерными удовольствия­ми, потакать своим слабостям, пытаться вознестись во мнении общества — и в то же время искать мира и душевного спокойствия? Попытка удовлетворить собственное эго только вредит нашему истинному «Я». Что толку винить во всем окружение и обстоя­тельства? Мы сами создаем себе проблемы. Впрочем, на сегодня уже хватит разговоров. Скоро вы продол­жите свое странствие, встретив на этом пути извест­ных учителей и знающих философов. Ну а я хочу по­желать, чтобы вы обрели покой в своей душе.

Бабу улыбнулся, попрощался с гостями и вышел.






























  






Комментариев нет:

Отправить комментарий