воскресенье, 16 февраля 2014 г.

ФИЛОС - " ГРАЖДАНИН ДВУХ ПЛАНЕТ " КНИГА 1. ГЛАВА 17. РЕЙ НИ ИНКАЛ - ПРАХ К ПРАХУ


ЭЗОТЕРИЧЕСКИЙ  РОМАН


ФИЛОС
















КНИГА ПЕРВАЯ


Глава 17



                 РЕЙ  НИ  ИНКАЛ  -  ПРАХ  К  ПРАХУ



 На возвышении перед Святая Святых, с восточной стороны Камня Максина в Инкалифлоне лежало то земное, что осталось от Эрнона — императора Суэр-на. На треугольной платформе собрались несколько свидетелей, которых Рей Уоллун попросил присутствовать на церемонии. Стояла тишина, таинственно мерцал огонь, которому для горения не нужны ни топливо, ни забота человека, высоко над нами искрились белые иглы сталактитового свода, подсвеченные лампами. Рядом с недвижным телом стоял Инкализ Майнин, рука его покоилась на плече умершего Рея. Мощные звуки органа — траурный реквием — наполнили зал. Когда они смолкли, Майнин произнес торжественную речь:
«Еще раз благороднейшая из душ познала Землю. Как же она приняла того, кто отдал свою жизнь служению детям ее? Истинно, Суэрн, ты совершил дело, которое повергнет тебя во прах! Эрнон, брат мой, Сын Одиночества, ныне мы прощаемся с тобой с великой печалью в душе — печалью не о тебе, ибо ты упокоился, но о себе, ибо ты ушел от нас. Пройдет много лет, прежде чем мы увидим твое новое воплощение. А сейчас твое тело, над которым мы говорим прощальные слова, бренно, ибо оно завершило свой труд и предается в Наваззамин. Эрнон, брат, да пребудет мир с тобой навеки».
Снова раздались торжественные и печальные звуки органа. И когда присутствующие подняли тело на куб Максина, Инкализ воздел руки к небу, сказав: «Да будет предана эта душа Инкалу, а тело — земле!» Тело, привязанное к ложу лишь легкими лентами, подняли в вертикальное положение, оно покачнулось, упало прямо в Максин и мгновенно исчезло, не оставив даже горстки пепла.
Так завершилась церемония похорон. Когда мы, жители Каифула, повернулись, чтобы уйти, то увидели картину, невиданную прежде в Инкалифлоне: в зале позади нас стояли люди, облаченные в серые одежды с капюшонами, похожие на католических монахов. Казалось, их очень много. Они стояли по семь — восемь человек между сталагмитовых колонн, поддерживающих потолок. Как только мы увидели их, они начали медленно растворяться в воздухе и вскоре просто исчезли. И в просторном зале, еще недавно заполненном сотнями инкаленов — Сынов Одиночества, собравшихся в астральных телах на похороны своего брата, оказалось лишь около восьми десятков каифульцев. Да, поистине, Сыны пришли, чтобы стать свидетелями впечатляющей церемонии, во время которой все бренное, что осталось от их умершего брата, воссоединилось со стихийными силами природы.









Комментариев нет:

Отправить комментарий